Назад к списку

​Увлеченность историей как лекарство от болезни​

На вопрос, есть ли у Ивана друзья, они с мамой хором отвечают: “Много, много!” Одна загвоздка: общаться с посторонними он может только на улице — в помещении сразу заболевает. У Ивана очень слабый иммунитет, поэтому его контакты с другими людьми ограничены. В школу он третий год не ходит, занимается с учительницей по скайпу и очень много читает. “Он очень умный для своего возраста, — говорит мама, — я столько в детстве не читала. Увлекался шахматами очень сильно, но сейчас не занимается, потому что мы болеем, нет возможности посещать кружок. А один он не любит, ему нужно, чтобы было общество. Теперь покупаем настольные игры, стараемся играть в них дома. Опять же, они про войну — всё стратегическое, непростое”.

Иван увлекается всем, что требует стратегического мышления: шахматами, настольными играми, собирает город из лего и читает книги по истории и географии. Больше всего ему нравится про войны. На просьбу назвать любимых полководцев уточняет: “Нового времени или старого?” Потом перечисляет по порядку: Александр Македонский, Аттила, Наполеон. Из русских — Ушаков и Нахимов.

Кроме друзей-сверстников у Ивана две младшие сестрёнки, он помогал маме, когда они были маленькие — ещё до болезни. По выходным мальчик ездит к бабушке с дедушкой, если здоровье позволяет. Знакомым о трудностях в семье мама предпочитает не распространяться.

Одним из самых сильных впечатлений стала семейная рыбалка на лодке: “Мы ездили с папой, с сёстрами, с мамой и с крёстным папой младшей сестры. Было весело, рыбы наловили много”.

Иван мечтает увидеть средоточие русской истории — Москву, посетить музеи и достопримечательности и обязательно Мавзолей Ленина. Увидеть старину, стены и башни. Сейчас ему гораздо лучше, и его мечту можно исполнить. Но мама (она почти не говорит “я”, “он” — только “мы”) после двух лет химиотерапии с трудом верит в выздоровление: “Сейчас тяжко. Это такая болезнь, врачи говорят, что она вылечивается, но может в любой момент вернуться — это самое страшное”.

Фото из личного архива семьи Таран